?

Log in

No account? Create an account
Π α ρ α κ ά λ υ ψ ι ς [entries|archive|friends|userinfo]
Руслан Хазарзар

[ website | Сын Человеческий ]
[ userinfo | Профайл ]
[ archive | Архив ]

Май 13, 2010

Последнее прибежище подлеца [май. 13, 2010|12:44 pm]
Руслан Хазарзар

Читаю в «Учительской газете» за подписью некой Елизаветы Марковой: «Когда Лев Толстой сказал, что патриотизм — это последнее прибежище подлеца (кстати, подобную мысль высказывали и до него и после), он имел в виду не патриотизм как таковой, а национализм. Многие мыслители называют патриотизм чувством оборонительным, а национализм — агрессивным, поэтому тех, кто нападает на людей другой национальности, нельзя назвать патриотами» и т. д.
Не могу вспомнить, в каком месте Лев Николаевич высказал эту мысль, но речь там явно шла о другом. Кто скажет, где наконец в Сети можно найти электронный вариант девяностотомника Толстого? Полностью!
Кстати, мне сказали, что до Толстого эту мысль высказал Оскар Уайльд, но у него я этой фразы не нашел. Он говорил, что «patriotism is the virtue of the vicious», поясняя по этому поводу: «Your conviction that this country is superior to all other countries because you were born in it». А точный английский аналог: «Patriotism is the last refuge of the scoundrel», — принадлежит Сэмюэлу Джонсону (Johnson Samuel © 1775).

P.S. «If patriotism is the last refuge of a scoundrel, it is not merely because evil deeds may be performed in the name of patriotism, but because patriotic fervor can obliterate moral distinctions altogether» (Ралф Бартон Перри).

Ссылка29 комментариев|Оставить комментарий

Полузнайка [май. 13, 2010|01:42 pm]
Руслан Хазарзар

Прочел у Веллера (выделение курсивом мое): «Критик понимает, что писатель — существо сероватое, малообразованное, амбициозное и нервное, на собственном произведении зашорен, крыша набок, в голове таракан, и в большую литературу он войдет либо признанием критика, либо за верблюдом сквозь игольное ушко, причем по малознанию полагает верблюда именно скотом горбатым, а не причальным канатом» («Укуситель и укусомый»).

Вот хотел Михаил Веллер эрудицию показать, а сам оказался в числе «малознающих». Или, на худой конец, «полузнающих»: что-то слышал, но не до конца; где-то прочел, но не у знатока...

В новозаветной притче значится именно κάμηλος («верблюд»), а не κάμιλος («канат»). Разница в букву, а в произношении после итацизма вообще разницы нет, ибо «эта» стала произноситься как «йота». Потому грекоязычные христиане, не зная этой семитской пословицы, в древней устной традиции часто на слух воспринимали это речение иначе, ошибочно разумея не верблюда, а канат — написание κάμιλος в Мф.19:24, Мк.10:25 и Лк.18:25 зафиксировано, но лишь в ряде средневековых, т. е. поздних, новозаветных минускулов и лекционариев.

А вот чего Веллер не знает, так это то, что поговорка эта не греческая, а семитская, и в ней значится именно «скот горбатый». Ибо речение об игольном ушке находится также в Талмуде (Talmûḏ Baḇlî. Bərāḵôṯ.55b; Bāḇāʾ Məṣîʿāʾ.38b) и Коране (Коран.Сура 7, айат 38[40]). Причем в Талмуде уже говорится не о верблюде, а о слоне (פִּילָא), которого с канатом ну никак не перепутаешь. «Игольное ушко» (арам. קופא דמחטא) — так, по всей вероятности, назывались низкие и узкие ворота, а потому поговорка приобретает иной смысл.

Ссылка10 комментариев|Оставить комментарий

navigation
[ viewing | Май 13, 2010 ]
[ go | На день назад|На день вперёд ]